«Есть немало людей, которые хотят знать историю семьи»

1 ноября 2021

Елена Слободчикова
сооснователь сообщества "Амурская генеалогия"

В истории каждой семьи есть информация о далеких и близких предках. Некоторые люди к ее сбору и оформлению относятся со знанием дела. Им недостаточно рассказов, они готовы глубже копнуть в ушедшие года или даже века. Недавно в Амурской области появилось сообщество увлеченных людей, которые готовы делиться практическим опытом по составлению генеалогического или, проще говоря, родового древа.
 

Одним из основателей сообщества «Амурская генеалогия» стала Елена Слободчикова. Учитель начальных классов сама составляет свое древо. И она решила помочь другим разобраться в этом деле, поучаствовав в создании школы родоведов. После завершения обучения хотят провести общегородскую конференцию по родоведению в Амурской области. В планах также составить методичку по работе в такой школе. 

- Елена, кому может быть полезен проект, связанный с составлением родового древа?

- Это должно всколыхнуть людей заняться восстановлением своих корней, памяти о родственниках, о прошлом. Потому что есть такая фраза «Давайте вернем своим предкам биографию». У нас много забытых людей. Когда я задумывалась над этим, я думала, почему мои родные и близкие не знают своих корней, как звали прабабушек, прадедушек, чем они занимались, чем дышали. Оказывается, у нас немало людей, которые хотят знать это, но не представляют себе, как и где искать, с чего начинать. 

Я поняла, что биографии наших людей тесно связаны с историей и развитием Амурской области, страны в целом. Мы не ограничиваемся нашим регионом. И за его пределами люди ищут свои корни.

- Много единомышленников появилось с момента создания сообщества?

- У нас есть группа в мессенджере, куда мы добавляем людей, которые желают и занимаются поисками своих корней. Мы друг другу помогаем, рассказываем о своих успехах, нас уже больше 120 человек. Но там не только представители Приамурья. Есть и из других регионов, стран - Латвии, Америки. Группа создана в январе. 

Мы провели несколько экскурсий в учреждения, которые связаны с поиском информации о предках. Мы собирались, рассказывали о себе, как и где искать. Если кто-то во время поисков заходит в тупик, то вместе начинаем работать над выходом из него, стараемся найти сведения. Живые встречи людям очень нравятся. 

Когда я сидела в архиве и слышала, какие запросы присылают, или сталкивалась с тем, как и где искать, то возникала мысль, вот бы научить людей правильно делать запросы. Год назад я пришла в «Школу народного экскурсовода» на базе «Народного музея», думая, что я больше узнаю информации для поиска. Я поделилась с руководителем «Народного музея» Еленой Пастуховой своим желанием научить людей. Эта мысль была подхвачена, развивалась и наступил момент, когда мы смогли открыть эту школу. Подали объявление в газету, и люди откликнулись, записались.

Интерес к генеалогии и родоведению проявляют люди разного возраста. Среди них есть пожилые люди, среднего возраста, радует, что есть молодежь, которая тоже занимается поиском своих корней. На занятия у нас ходят несколько молодых людей. Сооснователей «Генеалогии» Наташу и Машу к среднему возрасту не отнесешь, они тоже ведут поиски. У возрастных людей больше времени заниматься этим, а у более молодого поколения его меньше: семья, работа и так далее. Поэтому возрастных немного больше, но молодежь тоже не отступает. У кого-то в этом появляется смысл жизнь, чтобы найти, составить, создать древо, они живут этим. 

- Люди наверняка делятся результатами поисков. До какого исторического «уровня» в своей семье они смогли добраться?  

- Регион начал образовываться в 1854-58 годы. При знании материалов, которые находятся в наших архивах, большинству людей будет легко дойти до этих лет, а вот то, что было за пределами области, это намного сложнее. В основном находят до шестого-восьмого «колена», а кто-то и больше нашел. Все зависит от того, где ищут. Достаточно много источников, но все это затратно, потому что приходится писать в исторические архивы, которые находятся в Москве, Санкт-Петербурге. Запросы очень дорогие. Наверное, возрастным людям тяжело делать их, потому что это все отражается на материальных возможностях. 

Сейчас в интернете много источников. Например, выкладывают метрические записи, ревизские сказки, списки кавалеров. Есть у нас удаленный поиск в архивах, допустим, в Красноярском крае, и в Хабаровске есть удаленный доступ бесплатный. Если такой доступ платный, то выгоднее заплатить небольшую сумму и целый день искать по метрикам, чем куда-то ехать.  

- В интернете встречаются предложения о составлении древа. Как определить специалиста, который может качественно оказать услугу?

- Здесь нет никаких рекомендаций. Потому что даже я, разыскивая какую-то информацию, понадеялась на человека, заплатила ему. В результате не получила то, что хотела. Человек поленился, я думала, что он поедет в архив, а он сел и также электронно поискал то, что я уже искала. Наверное, надо читать отзывы о людях, фирмах, публикующих предложения. Надо сначала самому поискать информацию, а потом уже прибегать к заказу. 

Сейчас много сайтов, в частности Всероссийское генеалогическое древо, Предыстория, где люди откликаются, помогают и там же могут посоветовать кого-то из исследователей, с которыми они уже работали, которые могут помочь. 

Не нужно сразу платить огромные деньги за исследования. Они очень дорогие, включают и проезд, и проживание. Тоже самое можете сделать сами. Вот мы ездили на Камчатку, жили месяц, ходили в архив с мужем. Заказывали книги, искали сами. Да, мы потратились на проезд, на проживание. Но мы получили удовольствие от видов Камчатки, и сами все просмотрели, не заплатили другому дяде, который бы за нас получил это удовольствие. 

- С какими сложностями могут столкнуться составители родословной? И сколько времени это занимает?

- По времени сложно сказать, потому что у кого-то осталось много информации, а кто-то ищет по крупицам. Кому хватает два-три года на большое древо, а кто и 10, и 15 лет будет составлять. 

Даже можешь не предполагать, где данные могут всплыть. Например, информация о репрессированных гражданах может быть в архивах заседаний исполкомов, где разбирались дела этих людей, судах. Если ответ на запрос ничего не дает, надо искать косвенные списки, если человек был не расстрелян, а сидел. Нам посоветовали, что надо делать запрос туда, где арестован, и туда, где отбывал наказание. Не нужно сдаваться, нужно пробовать искать. Если дело не найдется, это же не значит, что человека не было.

- В какие государственные органы нужно обратиться, чтобы проникнуть в историю? 

- Это всевозможные архивы: ведомственные, городские, районные, при сельской администрации всегда есть архивные отделы, государственные (областные). Архивы судов, предприятий, отделы кадров. Это МВД, ФСБ, прокуратура, ЗАГС, Пенсионный фонд, учебные заведения. Все учреждения, где можно искать информацию. Очень много источников.

- Люди, составлявшие древа, находили в них исторических личностей, проживавших в Амурской области?

- Здесь проживала дочь казака, поэта Волкова, в честь которого названо село. Она похоронена в селе. Дочь автора «Конька-горбунка» Павла Ершова, оказывается, работала в Алексеевской гимназии, жила в Благовещенске. 

Мы занимались краеведением. Люди на телегах, с кучей ребятишек сюда приходили, становились мещанами, купцами первой, второй гильдий. Не только заботились о своей семье, были благотворителями, создавали школы для бедных, больницы и так далее. У нас живут Алексеевы, Коротаевы, это потомки купцов. Попов был главой городской управы, двоюродный праправнук собирает о нем сведения, пишет книги. 

- К историкам обращаетесь?

- Больше пользуемся готовыми трудами. Краеведческие книги, списки издает сотрудник областного историко-краеведческого музея Владимир Абеленцев. Используем справочники Шиндялова. Историей занимается Татьяна Телюк, ей же посвящал время ее муж Анатолий. Очень много хорошей краеведческой литературы выпустили. Допустим, «Деловой мир Приамурья». По любой фамилии в первую очередь смотрю туда. 

- У вас появились единомышленники, начала работать школа. Почему люди должны вам доверять?

- Они доверяют опыту. Ничего кроме нашего опыта лишнего не говорим. Ну еще приходится готовиться к занятиям. Ну пришли раз послушали нас, два пришли, это у нас третье занятие. Люди идут. Мы делаем то, что им надо, нужную информацию даем. Ученики, говорят, что она помогает. Сейчас на «уроки» приходят в пределах 20-ти человек, еще в мессенджере группа школы есть. Там больше, в пределах 40-ка. Люди не все могут ходить, кто заболел, работает. 

- Сообщество «Амурская генеалогия» основали три человека. Как вы познакомились?

- Мы сначала с Марией Чикуновой общались. Я ей подсказывала. Мария занималась немного другими поисками, у нее был опыт положительный, она мне подсказала. Я с 2012 года хожу в архив в Благовещенске, познакомилась с единомышленниками, которые именно в архивах занимаются поисками, кто-то занимается районом, кто-то - своими корнями, кто-то - историей просвещения. И была всегда такая мысль, особенно когда видишь в архиве нового человека и узнаешь, кого он ищет, что люди находятся в поисках одних и тех же корней, а между собой друг друга не знают. «Вот бы их все вместе объединить», - сказала я Маше, и она создала группу «Амурская генеалогия». 

На первую встречу пришла Наталья Олейникова. Мы познакомились, и она занялась «техническими вопросами». Создала группу в соцсети, которая хорошо работает. Много информации выкладываем. Люди оттуда подтягиваются в группу в мессенджере. Мы втроем, дополняя друг друга, работаем.

Фото Елены Пастуховой, Елены Слободчиковой (уголовные дела репрессированных)

Последние новости